Разное

Псалмы и молитва Иисуса

Читая или проговаривая про себя наизусть текст Псалма, говорящий о твоей личной ситуации, ты выговариваешь то, что мог бы сказать своими словами – проще и короче. Но псалом говорит об этом не просто красивее, но и глубже, точнее, исчерпывающе, музыкальнее. Псалмы, не имеющие метра и рифмы, держатся как целое именно музыкальностью речи, передать которую на другом языке крайне сложно – переводчику нужно самому быть поэтом, чувствовать музыку, как языка оригинала, так и своего родного языка, находить естественные и органично звучащие словесные конструкции-аналоги.

Псалом, таким образом – нечто вроде образца, которому нужно следовать и от которого отталкиваешься – и в форме, и в содержании.

Все молитвы героев Нового Завета по стилистике подражают образцам, данным в Псалтири – молитва Марии (Евангелие от Луки 1:46-54), Захарии (Евангелие от Луки 1:68-79) апостолов (Деяния 4:24-30) хотя в другое время эти персонажи говорят обычной прозой. Вряд ли это – художественная обработка евангелистов, "подогнавших" их молитвы к литературному образцу, поэтически приукрасив их.

Сравним эти молитвы с молитвой Иисуса в 17-й главе Иоанна. Речь Христа совершенно проста и прозаична, никакого поэтического стиля. Иисус делится с Отцом своими чувствами и мыслями в обычной разговорной форме, без всякого художественного и ритмического оформления.

Молитва Иисуса, детально воспроизведенная Иоанном спустя полвека после описываемых событий – нечто удивительное, как в содержательном, так и в стилистическом ключе. Прежние евангелисты зафиксировали только его настойчивое моление о чаше.

Иоанн, видимо, решил не повторять эпизод, столь тщательно описанный предшественниками, но зато описал молитву, которую Иисус произнес, скорее всего, до того, как стал молить о чаше.

Нетрудно заметить, что сегодня мы в стилистике наших молитв, как уединенных, так и публичных, воспроизводим именно этот разговорный доверительный стиль последней молитвы Христа, а вовсе не возвышенную риторику Псалтири. Исключения, безусловно, есть, но все они – это сознательное решение отдельных христиан подражать манере Псалмов. Т.е. это - то исключение, которое подтверждает правило.

Обстоятельный разговорный стиль в Ветхом Завете можно увидеть в публичной молитве Соломона при освящении храма и в молитве левитов в книге Неемии, но все же и там монолог произносится в возвышенном, приподнятом тоне. Разговор Христа с Отцом у Иоанна полностью лишен публичной торжественности, он очень доверительный и исповедальный. Скорее всего, Иисус молился в присутствии Петра, Иакова и Иоанна, еще до того как отошел от них и стал молить о чаше. И это было самое сильное его учение о молитве.

Можно проследить, что после Авраама, у которого была такая же непринужденная манера говорить с Господом, в Писаниях практически не встречаются примеры такой же разговорной простоты в молитвах.

Страх и понимание святости Того, к кому ты обращаешься, побуждала молящихся людей уделять очень большое внимание форме обращения. Она должна была отражать всю серьезность, трепет и благоговение начинающего говорить с Господом. Отсюда –поэтическое богатство и художественное великолепие  молитвенных монологов, разбросанных, помимо Псалтири, по всему Ветхому завету

И вот, спустя 2000 лет, Иисус снова дарит своим ученикам ту простоту и безыскусность разговора, которые доступны друзьям, а не рабам:

 

Исайя 41:8 А ты, Израиль, раб Мой, Иаков, которого Я избрал, семя Авраама, друга Моего...

 

Иоанна 15:15 Я уже не называю вас рабами, ибо раб не знает, что делает господин его; но Я назвал вас друзьями, потому что сказал вам все, что слышал от Отца Моего.

 

То, что сегодня мы воспроизводим в молитвах простоту молитв Авраама и Иисуса – один из самых больших подарков, полученных нами.

Читая Псалмы, мы восхищаемся ими, их тщательной "отточенностью", красотой и глубиной, но при этом нам требуется усилие, чтобы самим помолиться в подобной форме.

Популярная до сих пор идея молитвенников (текстов с молитвами) причем у самых разных конфессий, сигнализирует о том же самом страхе говорить с Господом своим языком, так как есть, делясь тем, что на сердце. Необходимы готовые образцы, схемы, шаблоны. Насколько легко и просто это получается у детей, настолько же сложно это для взрослых. Каждый помнит, как смешно и неуверенно выглядели его первые молитвенные попытки. В качестве образца у нас перед глазами были не тексты молитвенника, а живые молитвы наших друзей, которые занимались с нами по Библии и молились вместе с нами. И это были молитвы, наследующие простоту и естественность Авраама и Иисуса.

Псалмы – отражение страха и рвения людей, стремившихся прославить Господа и воздать Ему хвалу, используя все художественные возможности, которые у них были в распоряжении. И в этом – их пример для нас, по-прежнему актуальный. Но, упражняясь в заучивании и проговаривании Псалмов, важно помнить, почему этот язык требует от нас усилий. Не потому, что это слишком "художественно". В первую очередь – потому что нам открыта, подарена та простота входа в Его присутствие, которой очень не хватало авторам Псалмов. И все их усилия в прославлении – прежде всего для того, чтобы хоть немного приблизиться к тому, что мы получили сразу, абсолютно незаслуженно, только по милости.

Евреям 11:40 потому что Бог предусмотрел о нас нечто лучшее, дабы они не без нас достигли совершенства.

 

 

Автор: Михаил Калинин

Читайте также: