Разное

Дневник Иеремии

Если бы еще совсем недавно меня спросили, в чем неповторимая особенность книги Иеремии – я бы затруднился с ответом. Размер книги? Но у Исайи и Иезекииля книги не меньшего объема. Содержание пророчеств? Поднятые Иеремией темы затрагиваются и у других пророков тоже. В общем, я бы не сумел дать однозначного ответа. С первого взгляда, все пророки, как для нас люди других наций, – на одно лицо. Чем больше времени с ними проводишь, тем больше удивляешься, как они могли казаться одинаковыми – они же все такие разные, каждый уникален…

Я начал с изучения неповторимых особенностей некоторых малых пророков, рассчитывая через эти упражнения подобраться к крупным. "Одолей-ка сперва моего меньшого брата!".

Поразмышляв над уникальными особенностями Иоиля, Амоса, Осии я попробовал взяться за Иеремию. Может быть, потому, что из трёх крупных пророков он в моих глазах казался наименее "полезным и питательным". В самом деле, пророчества Исайи о Христе я знал с первого года моего обращения, а связь Откровения Иоанна с видениями Иезекииля я заметил еще много лет назад. А вот Иеремия ничем не отзывался для меня много лет. Его отчаянные обличения современников казались мне малоприменимыми в моей христианской жизни, я не знал, что из всего этого можно взять. Интересное историческое чтение – и только.

Не сомневаясь в богодухновенности этой книги, я искренне не видел в ней ничего интересного для себя. Подозреваю, что не только я. Во всяком случае, отрывки из этой книги используются в проповедях и уроках значительно реже, чем из других пророков. И я не смог вспомнить, как ни старался, чтобы кто-то поделился мне о тех откровениях, которые он получил, читая пророка Иеремию. Поскольку книга Иеремии продолжает оставаться для меня Эверестом, который я только начал штурмовать, и это займет еще много времени, я пока решил поделиться тем небольшим, но важным для меня открытием, которое успел сделать для себя. Оно, как и прежние, касается стилистических особенностей книги, но уже позволяет уверенно ответить, чем же Иеремия как автор интересен мне сегодня.

Кто из нас вел или ведет дневник своих молитвенных времен или своих изучений Библии? (Поднимаю руку – я веду). На второй или третий год своего обращения я прочитал у одного христианского втора, что он ведет дневник своего изучения Библии. Эта идея сразу легла мне на сердце, настолько она была уместна и логична. Но автор, обосновывая свою привычку её плодами в его духовной жизни (самый лучший способ представлять что-то другим – это показывать, как это работает у тебя самого) при этом не сделал никакого теологического обоснования для нее. Думаю, не вызову желания спорить, если скажу, что систематическое ведение таких дневников, фиксирующих наши мысли, чувства, откровения на нашем времени с Богом дисциплинирует нас, обогащает и углубляет наши отношения с Ним, наше видение Бога, себя, своей жизни, раздвигает рамки нашего понимания Господа и Его Слова. Ведение дневника – безусловно, очень полезная привычка.

Вопрос – кто из авторов библейских книг вел дневник? Кто первый выступил как автор этой идеи? Псалмы – не дневники, это стихотворения, которые, безусловно, отражают картину личных отношений с Богом у их авторов, но их нельзя рассматривать как дневник молитвенных времен. Летописи Пятикнижия и Царств, притом, что они изобилуют примерами молитв тех, кто в них изображен, все же не претендуют на то, чтобы какая-то часть из них подходила под определение личного дневника внутренней духовной жизни.

Книга Исайи – это набор откровений, полученных автором от Духа и очень талантливо записанных, с огромной поэтической силой, причем это всегда прямая речь Бога, которая ни разу не дополняется мыслями и чувствами самого Исайи. Этот поток пророчеств местами перемежается с летописными вставками, изображающими поведение пророка и его современников, но со стороны. Ни разу Исайя в своей огромной книге не показывает нам свой внутренний мир. Ни разу он не говорит от первого лица. "Я" в его книге звучит исключительно из уст Господа.

И вот тут на сцену выходит Иеремия, первый человек Бога, оставивший нам нечто удивительное – подробный дневник своих времен с Господом, охватывающий более 30-ти лет. Почти каждая из глав в его книге – это подробная дневниковая запись того, какие откровения он получал, какие чувства испытывал, какие мысли его одолевали и какие вещи он высказывал Богу наедине в ответ на то, что Господь говорил ему.

В этом многолетнем дневнике он, не смягчая красок, рисует себя очень откровенно – все свои страхи, депрессии, ожесточение, неуверенность, гнев, направленный как на людей, так и на Бога, дающего ему служение, смертельно опасное для пророка. Конечно, лишь какая-то часть этого дневника в конечном итоге вошла в книгу. Можно увидеть, что главы в книге расположены не в хронологическом порядке (впрочем, это относится чуть ли не ко всем библейским текстам).

Но можно сделать вывод, что писец Варух появился уже после того, как Иеремия много лет записывал свои откровения.

В чем причина появления писца? Можно предположить, что причина та же, что и необходимость иметь писца у апостола Павла. Возможно, у пророка начались проблемы со зрением (дальнозоркость, глаукома…) и он не мог сам записывать, а потребность в записях оставалась.

Варух появляется в повествовании в качестве писца в 4-й год Иоакима (36 глава). Т.е. 23 года своего служения до этого Иеремия обходился без него. Последние 11 лет своего служения при Седекии за него записывал Варух.

О деталях их взаимоотношений можно лишь догадываться, поскольку Иеремия в своем дневнике не позаботился их обрисовать. Но видно, что Варух был крайне необходим для Иеремии, они были единомышленниками, и их воспринимали как одно целое (Иеремия 43:1-3). И внутренняя борьба с Богом у обоих происходила очень похоже – Иеремия 45 глава. Такой друг и соратник был подарком Бога пророку, в котором тот более всего нуждался.

 

 

Автор: Михаил Калинин

Читайте также: