Разное

150 Псалом, или продолжение следует

Время Давида и Псалмов…

Это совершенно удивительное время. Мне лично оно помогает понять, как создавалась Библия в том виде, в котором мы её знаем.

 

Во времена Давида было Пятикнижие – тексты, данные Богом. Все остальное было творчеством людей, о котором вообще не шла речь, содержится ли в этом откровение и послание. Пророчество признавалось тогда, когда оно исполнялось, а срок исполнения, как правило, точно не указывался. Летописи о жизни царей и судей были именно жизнеописаниями, хрониками, их не рассматривали как откровения.

 

Как себя чувствовали люди во времена Давида по отношению к Библии (Пятикнижию) на тот момент? Было ли у них отношение, как у нас сегодня: "мы имеем полное Слово Божие?" Чем больше я обдумываю этот вопрос, тем больше склоняюсь к тому, что они чувствовали что-то очень похожее. Т.е. у них было понимание, что послание Господа как набор текстов дано, а все дальнейшее – пророки, чудесные проявления Божьего вмешательства в жизнь Своих людей – это все нормальное свидетельство того, что Бог с ними и заботится о своем народе.

 

Давид, усаживаясь за текст псалма, не говорил себе: "сейчас я сяду и напишу боговдохновенный текст…" Была цель написать что-то красивое и глубокое, помогающее получить яркую картину о царстве и сущности Бога, об отношениях с Ним.

 

Но разве не тот же самый мотив движет сегодня нами, когда мы сочиняем церковные гимны и песнопения? В наших песенниках есть тексты, написанные несколько лет назад, и тексты, которым уже несколько столетий, но их по-прежнему поют, настолько они оказались талантливы и глубоки. А множество написанных песен давно забыто, они не прошли испытание временем.

 

То же самое было и во времена Давида. Писались сотни, тысячи песен. Лишь небольшая часть оказалась в итоге так хороша, что продолжала использоваться для прославления последующими поколениями. Еще спустя века книжники отобрали полторы сотни ставших уже легендарными текстов в канонический список, включив его в списки с текстами Пятикнижия. Возможно, уже тогда они понимали, что в этих песнях помимо красоты и глубины содержания есть нечто большее, что этот набор песенных гимнов – не что иное, как послание от Господа, такое же, как любая книга закона. Возможно, это понимание пришло во время вавилонского плена и касалось как текстов Псалтири, так и сохранившихся жизнеописаний судей, царей и пророков. В книге Иеремии видно, как появляется такое служение, как "стенографист" пророка (Варух, сын Нирии, постоянно записывающий за ним). Исаия, будучи великолепным писателем, сам записывал свои пророчества. В дальнейшем уже было понимание, что пророчества нужно записывать обязательно, поскольку таким образом можно получить боговдохновенный текст. Было записано множество пророческих речей, и в итоге появились отдельные книги, посвященные пророчествам отдельных людей и названные их именами. До пленения в летописях в лучшем случае описывались отдельные эпизоды из жизни пророков, когда их пути пересекались с царями (главными героями летописей были цари)

 

Моя мысль заключается в том, что для людей Бога во все времена гораздо актуальнее было творчески использовать то, что Господь уже дал, чем задаваться вопросом, даст он еще что-то или нет. В этом между нами, поющими песни, написанные нашими современниками, и между поколением Давида, поющем псалмы и гимны на стихи, написанные им и его командой, нет никакой разницы. Одна и та же цель – прославлять Господа через свое творчество. Мы даже подражаем им в славословии – пишем свои песни, псалмы, стихи.

В каком-то смысле можно сказать, что Библия по-прежнему не закончена, её тексты нуждаются в нашей личной творческой переработке, истолковании, осмыслении. Мы должны чувствовать себя так же, как и в те времена: есть пророчества, есть чудеса, есть удивительные вещи, которые постоянно происходят вокруг нас, и Дух побуждает нас активно реагировать на все это, возвышать свой голос в славословии, как индивидуальном, личном, так и коллективном.

 

Помню, как в первые годы после крещения я пробовал сочинять свои собственные псалмы, вдохновляясь примером Давида. Вот кое-что из моих попыток:

 

Ты – радостный всегда.

Твой взгляд на вещи

всегда лучше, чем мой.

Твои планы для меня

всегда более потрясающие

чем мои собственные,

мои мечты всегда беднее,

чем Твои планы

для меня.

Ты – что-то более интересное

чем я сам,

вот почему

Ты мне нужен

КАЖДЫЙ ДЕНЬ.

 

__________

 

Истины,

пугающие глубиной обнажения -

внезапного и полного обнажения

своей души,

то, что так буднично и просто

плеснуло в глаза свежестью

вставшей впереди вечности

стены вокруг вздрогнули и обрушились,

открыв мир без пределов -

чистый и яркий,

словно капля росы, просвеченная солнцем

и ты,

захваченный врасплох

внезапностью свободы,

торопишься поделиться ей с другими,

чтобы не задохнуться в одиночку

под грузом этой радости,

слишком огромной,

чтобы с ней можно было справиться одному,

смысл этой радости,

бездонный,

неисчерпаемый, как океан -

его никогда не станет меньше,

сколько бы жаждущих не стояло на его берегу,

зачерпывая для себя ладонями,

кто сколько может.

 

____________

 

Чистота и внимательность радости,

ищущей,

кто готов принять ее,

ищущей,

с кем можно поделиться собой -

ее не становится меньше,

сколько ни зачерпывай:

живой волнующий волшебный

аккумулятор смысла,

неисчерпаемая батарея,

однажды чудесно заряженная,

чтобы каждый желающий

мог подключить себя к ней,

и потом самому делиться с другими

полученным зарядом тепла

радость, проникающая повсюду,

как родник

сквозь осыпь щебня и глины,

как трава сквозь асфальт,

радость,

проникающая сквозь груз мусора,

накопленного в душе,

преображая, переделывая сверху донизу,

избавляясь от всего лишнего

от всего, что не нужно для роста,

от всего, что не может плодоносить...

радость,

которая текла и будет течь,

везде пробивая себе дорогу,

легко и просто входя повсюду,

даже не замечая усилий,

которые затрачиваются

на создание препятствий и барьеров

на её пути

 

___________

 

 

Не зря набор песенных текстов для прославления, ставший частью Библии, заканчивается псалмом, помещенным составителями в самый конец далеко не случайно, а как напутствие и призыв ко всем нам:

 

Псалтирь 150

1 Хвалите Бога во святыне Его, хвалите Его на тверди силы Его.

2 Хвалите Его по могуществу Его, хвалите Его по множеству величия Его.

3 Хвалите Его со звуком трубным, хвалите Его на псалтири и гуслях.

4 Хвалите Его с тимпаном и ликами, хвалите Его на струнах и органе.

5 Хвалите Его на звучных кимвалах, хвалите Его на кимвалах громогласных.

6 Все дышащее да хвалит Господа! Аллилуия.

 

Поднимите все свое воображение, опыт, разум, чувства, возможности и дары для творчества во славу Бога. Выходите за рамки обычного, обыденного. Делайте то, что никогда раньше не делали. Будьте смелыми и дерзкими. Скачите изо всей силы пред Господом. Подражайте детям в непосредственности – если не станете как они, не войдете в Царство небесное. Учитесь хвале и славословию у цикад, птиц, деревьев, цветов, облаков, звезд. Добавляйте свои псалмы к списку!

 

"О, вы, напоминающие о Господе! не умолкайте, - не умолкайте пред Ним, доколе Он не восстановит и доколе не сделает Иерусалима славою на земле". (Исайя 62:6-7)

 

II

 

1 Паралипоменон 16:1-5

Давид создал музыкальную группу. Асаф был лидером группы и барабанщиком (5 ст)

1 Паралипоменон 16:7 "В этот день Давид в первый раз дал псалом для славословия Господу чрез Асафа и братьев его". Дальше дан текст этого первого псалма – как самостоятельное и цельное произведение. Но, рассматривая его текст с помощью параллельных мест, видно, что на самом деле это не самостоятельное произведение, а композиция из фрагментов 3-х разных псалмов (95, 104, 105), причем так умело скомпонованная, что производит впечатление совершенно самостоятельного псалма.

Что это означает?

Асаф создает формат нашего песенного прославления: те, кто в нем участвуют, заранее отбирают несколько песен из сборника и договариваются, что исполняют их. Асаф и его товарищи на 1-м песенном служении договорились исполнить 3 псалма. Поскольку не было нужды помещать их тексты полностью в летописи, летописец ограничился фрагментами из них.

"Дал псалом через Асафа и братьев его…" – в Псалтири все 3 использованных текста не озаглавлены. Стиль их не похож на стиль псалмы Давида.

Т.е. смысл стиха: Давид дал повеление через Асафа исполнить песни на уже существующие тексты, имена авторов которых не сохранились. Писали, видимо, многие. Похоже, это был такой период в истории Израиля, когда поэтическое творчество было мироощущением поколения, как в России в серебряном веке, в поколении шестидесятников или в русском роке 80-90-х. Возможно, в самом расцвете этого периода, уже при Соломоне, неизвестным гением-драматургом была создана поэма Иова – огромное поэтическо-философское произведение, поэма с тщательно разработанным сюжетом, по силе поэзии и драматургии стоящая в одном ряду с античной греческой трагедией и поэмами Шекспира.

Еще одно предположение – возможно, Асаф намеренно объединил части из 3-х разных псалмов в одно целое, и получилось что-то новое, целостное. Тем самым он дал нам свободу обращаться так же с текстами псалмов. Я уже давно заметил, что, перечитывая псалмы, зачитываю фрагменты из разных текстов, объединенные одной темой или одним настроением. Писание показывает, что это не моя вольность, а что люди Бога поступали так с самого начала.

Последний псалом в Псалтири содержит список инструментов, на которых надлежит славить Господа, и замыкают этот список барабаны (5 ст. "Хвалите Его на звучных кимвалах, хвалите Его на кимвалах громогласных"). Не просто на барабанах, а на очень громких барабанах. Если смотреть по симфонии, то кимвалы не сказать чтоб часто упоминались в Писаниях в списке инструментов для славословия, а до Давида не употреблялись вообще. После Давида они упоминаются только при Ездре и Неемии, во время общенационального покаяния и возвращения к прежнему порядку, заведенному Давидом.

На взгляд человека, выросшего в русле традиционного поклонения Богу, барабаны – наименее подходящий инструмент для прославления. Струнные и духовые подходят куда больше. Они помогают создавать необходимый торжественный и трепетный настрой. Но барабаны – это веселье, это праздник, пляски, шоу и очень мало стройности и чинности. Но именно при Давиде кимвалы становятся необходимым инструментом среди прочих.

Чинное и торжественное служение сложно представить себе под барабаны – под них хочется прыгать и скакать - 2 Царств 6:14 "Давид скакал из всей силы пред Господом; одет же был Давид в льняной ефод". Благодаря личности Давида изменилось что-то в отношении людей к прославлению. Т.е. то, что происходило тогда, в гораздо большей степени было похоже на афро-американский джаз и спиричуэлс, чем на службу в католическом или православном храме.

Асаф, лидер группы, был на ударных, и то, что последний псалом в Псалтири заканчивает список инструментов кимвалами (по сути, Псалтирь заканчивается призывом славить Господа на громких барабанах!) – весьма многозначительно.

…Если бы вас попросили нарисовать портрет барабанщика – вряд ли бы вы начали свое описание так: "прежде всего, это человек с философским складом ума… "

Но юмор Господа в данном случае в том, что барабанщик в группе прославления – ярко выраженный философ. Практически все псалмы Асафа построены на напряженном размышлении. Самый яркий пример – 49 и 72 псалмы. 49 псалом написан как откровение, отфильтрованное из личного духовного опыта. Обе ситуации, описанные в нем, – независимость от Бога и закрытость от Него, потеря страха перед Ним – то, что он увидел в самом себе, озвучил в молитве и потом записал как текст для песни. Чтоб лучше понять соль ситуации, попробуйте представить, что Асаф не просто исповедуется о том, то имело место в его жизни, но исполняет это в виде песни, причем под аккомпанемент ударных:

 

"Ем ли Я мясо волов и пью ли кровь козлов?" (бум, бам, тарарам, бах, трах!)

"Ты это делал, и Я молчал; ты подумал, что Я такой же, как ты!" (бах, бух, бом, бим, тарабум, бах, трах!)

 

Я не думаю, что исповедь в музыкальной форме под барабан тогда воспринималась как что-то совершенно нормальное – это было смело, как в духовном, так и в эстетическом плане. Яркий и дерзкий авангард в традиции прославления.

… За 17 лет моей личной молитвенной жизни я думаю временами, что что-то уже понимаю в этом. Но я подхожу к Псалмам и снова осознаю, что ничего еще не понимаю как должно…

Мое предложение – попробуйте прочесть 72 псалом (исповедь Асафа о своей зависти к неверующим, добившимся в жизни в материальном плане намного большего в сравнении с ним), - и представьте, что это исполнятся под барабаны. Получите сильное впечатление.

 

А если серьезно, как-то я поймал себя на том, что не могу вспомнить навскидку ни одного места в обеих заветах, где описана сама конкретная и обстоятельная исповедь человека, сделанная по его собственной инициативе, а не просто подтверждение им факта своего греха уже после того, как он получит обличение от кого-то – (Исход 9:27, Числа 21:7, Иисус Навин 7:20, 1Царств 15:24, 1Царств 26:21, 2Царств 12:13, Матфея 27:4). Как правило, люди сначала получают вызов и обличение и реагируют признанием факта греха - либо с раскаянием, либо без него. Но это нельзя назвать той исповедью, о которой говорит Иоанн в первой главе своего 1-го послания. Мы все хорошо понимаем его, и этот отрывок не нуждается в многословных теологических разъяснениях. Тем удивительнее мне было спохватиться на отсутствии примеров такой исповеди в Писании.

 

И как я был рад, когда отыскал пример - исповедь

 

1) совершенная по личной инициативе,

2) в которой человек говорит о конкретном грехе, называет его,

3) рассказывает обстоятельства, из-за которых этот грех возник,

4) делится о том, как он себя чувствовал в тот момент, когда грех владел им

5) а также делится, благодаря каким убеждениям смог одолеть его.

 

Это исповедь Асафа о своей зависти (Псалом 72)

 

Т.е., если оттолкнуться от поэтической формы произведения и пересказать его содержание прозой, то перед нами именно та исповедь, которая может служить образцом для каждого.

 

 

 

 

Автор: Михаил Калинин

Читайте также: