1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars (Поддержите статью)
Loading...

Борьба с раком: Не бойся, ибо Я с тобою

"Спасибо что эту тему подняли и разместили на сайте. Это важно, нужно, все мы стареем, делаемся немощными... но с Богом! все преодолеем! Думаю что это поддержит других". Так написал Олег, когда увидел на сайте серию статей о людях, перенесших рак. И вот его история.

Бог создал человека из праха земного. Он дал ему жизнь. Как творение Бога человек ценен, ценен в глазах Бога. Даже после того, как согрешил в Эдемском саду. Бог боролся и борется за восстановление отношений человека с Ним, Творцом и Создателем. Он Сам сделал все чтобы примириться с человеком – и примирился с ним через смерть Своего Сына – Иисуса Христа.

Как мы относимся к своей жизни, здоровью? Когда мы здоровы, мы не думаем о болезни, хватает и других забот. Но когда нас поражает какой-либо недуг: вот тут мы все силы "бросаем" на этот фронт. Да, быть здоровым и сильным хорошо, приятно, правильно. Но когда нас настигают страдания в болезни, в тяжелой болезни: где мы в этот момент? Что с нами происходит? Как мы себя чувствуем? Какие мысли нас одолевают? Зачем мне эта болезнь и страдание? Почему мне? И так далее и тому подобное.

Мне шестьдесят лет. За жизнь накопилось всяких заболеваний. Но в 1999 году с весны я стал чувствовать необъяснимую слабость, головокружения, какое-то странное состояние, которого раньше не было. И опять списывал это на авитаминоз, отсутствие занятий спортом. Стал делать пробежки, но после двухсот метров – моя "дыхалка" вообще не справлялась с тем ритмом, который хотелось иметь. Даже на пятый этаж стал подниматься с двумя передышками. Так прошло лето, летом хотелось отдыха, а не лечения. И, в конце августа, я пошел в поликлинику, где после сдачи крови на анализ, меня на скорой помощи отправили в госпиталь. Итог: очень низкий показатель гемоглобина, а я застарелый язвенник. Вдруг кровотечение желудочное. После многих анализов и исследований в госпитале мне врач, делавший колоноскопию сказал: "Надо резать", после того как пригласил еще двух врачей посмотреть в окуляр аппарата, и они ему кивая головой сказали "Да". Что я мог ему ответить? Только одно: "Понял. Не глупый".

Мне стало немного не по себе, скорее всего у меня рак. Еще в те года это слово было равно слову смерть. Но я уже был в церкви шесть лет, я знал - что телом умру, а душа будет с Богом. Мне казалось, что все это происходит не со мной, но вместе с тем я участник этих событий. В сердце я понимал, что мои волнения и тревоги ничем мне не помогут. Мне, может, осталось жить не много, значит жить надо в радость. Жить хочется? Да хочется. Хочется увидеть детей младшего сына, недавно женившегося. Хочется узнать как будет в церкви нашей после её десятилетия. Хочется заглянуть в завтра… послезавтра. Разве вам тоже не хочется быть в будущем, и самим видеть, что будет в следующем году. Но мешает одно. Меня может и не быть в завтра.

Ко дню, когда мне был поставлен диагноз, все соседи из палаты были выписаны. У всех были операции: аппендицит, удаление вены на ноге, удаление желчного пузыря. И вот в этот день я остался в палате один. Вечер около двадцати двух часов. Я лег в постель и стал читать Библию. Книгу Исайи. С момента моей госпитализации я решил внимательно прочитать эту книгу с самого начала, читал, конспектировал некоторые места, свои мысли. Ведь не зря её читал евнух в колеснице. И представьте, читал утром и днем, закончил сороковую главу. Вечером решил продолжить сорок первую. Мысли о болезни, о предстоящей операции меня не тревожили. Я сказал себе: делаю все, что скажут врачи. Они специалисты, знают что надо, а я лишь их пациент. Бог дал им знания, опыт, мудрость – и они поставлены лечить, спасать от болезней. На все воля Бога.

Я не искал ответа в Библии. Я знаю как некоторые верующие ищут ответа ("благословения" Бога), они, закрыв глаза, наугад открываю страницу, и перстом покрутив в воздухе указывают в страницу. Вот то место, куда попал палец – там и "ответ" Бога. Я не верю в это. Начав читать сорок первую главу, я дошел до десятого стиха!

Стоп! Вот Господь мне дает ответ! Я не искал этого места, не выискивал в Библии "чуда", "откровения", чего-то запредельного, что мне скажет: ЭТО БОГ ОТВЕЧАЕТ!

Все просто, даже буднично. Бог не в шуме, а тихом шелесте страницы.

 

"…не бойся, ибо я с тобою; не смущайся, ибо я Бог твой; Я укреплю тебя, и помогу тебе, и поддержу десницей правды Моей".

 

Чего еще желать? От прочитанных слов я замер. Как можно замереть в постели? Вот и представьте себе мое состояние. Вот в этот момент я и понял, что Бог контролирует каждый мой шаг, вздох, мысль. Не в плане того, что Он заставляет меня поступать как "зомби", запрограммированного только на выполнение Его команд. А в том, что я сам выбрал путь быть с Ним, чтобы Он был моим путеводителем и Господом, я сам устремился к Нему, и единству с Ним и жизни в Нем. Вот тогда и наступают мгновения ощущения Его рядом, в своей жизни, в своих буднях и сложных ситуациях.

Читайте также:  Корпус Надежды 2018. Новосибирск

Не знаю, как это передать словами. Потому что порой нам кажется, что Он где-то далеко, а мы тут живем своей жизнью, а Он там – своими делами занят и Ему не до нас. Но я понял одно, что Он тут, со мною. Что Он всегда с нами рядом, неотлучно. И со мною будет все в порядке. Он мне поможет все пережить, перетерпеть, все вынести, закалиться и стать сильнее. Вот и вспомнились слова о том, как золото переплавляется и очищается огнем, вот они напоминают то через, что мне предстояло пройти. Но пройти не в страхе и мучениях, а с Его миром и любовью в сердце.

Я закрыл Библию, выключил свет и с молитвой спокойно заснул. Все будет хорошо.

 

• Друзья, я не утомил вас своей речью и подробностями? Вы не устали от меня?

• А как иначе передать свои эмоции, все то, что пережил, чувствовал, испытал?

• Знаете, Бог творил чудеса через мою болезнь. Я о всем поведаю вам достаточно подробно, чтобы все было понятно, не судите меня за это.

 

Только на третий день я в телефонном разговоре сообщил своим родным, что мне предстоит операция. Врач, заведующая банком крови в госпитале, пришла ко мне в палату и объяснила, что надо от 5 - 6 литров крови для проведения операции. Стоимость одного литра 650 рублей. На тот момент такой суммы денег у нас не было, что я и сказал. А на мой вопрос как еще можно достать столько крови, она ответила: "Ищите доноров". На что я ей ответил, что это легче. Надо видеть было её улыбку. Кто же задарма пойдет тебе сдавать кровь? Кто ты такой? Где найдешь таких людей?

Меня навестили жена и младший сын Павел, и им я рассказал, что нужны примерно 5-6 литров крови для проведения операции. На что сын сказал мне: "Папа, не волнуйся, по церкви объявим и наберем нужное количество".

Представьте себе, в понедельник ко мне прорвался (пропускали в определенное время к лежачим больным) в палату брат Герман Утенов, он изучал со мной Библию, и крестил меня. И сразу сказал, где сдавать кровь? Я пришел сдать тебе кровь!

Мы с ним прошли ко врачу, и она объяснила где надо сдавать, куда после сдачи крови звонить и что говорить. На следующий день ко мне в палату пришла процедурная сестра со штативом, системой переливания и упаковками с жидкостью. "Грабовый? Ложитесь в постель, будем переливать плазму".

А затем стала интересоваться, что это за Московская церковь Христа? Почему они вам сдают кровь? Потому что стали поступать телефонные звонки: для Грабового Олега из Московской церкви сдали кровь два человека, для Грабового Олега из Московской церкви сдали кровь три человека, для Грабового Олега из Московской церкви сдали кровь один человек. Пришлось и ей рассказывать о Боге, о Христе, о том, что я верующий и это мои братья и сестры жертвуют для меня свою кровь, как Иисус пожертвовал свою жизнь ради нашего спасения.

Через несколько дней пришел сын Павел с сказал, папа, давай пойдем к доктору, отвечающему за кровь, я ей скажу что хочу тоже сдать кровь для тебя. Но прямым переливанием, у нас одна группа и резус. Врач, увидев меня, расплылась в улыбке, "Ой это ваш сын, вы так похожи!" На предложение Павла, что он тоже медик и у нас одна группа и резус и хочет папе прямым переливанием сдать кровь, вообще поразилась и сказала, что хватит сдавать кровь. Уже достаточно. Открыла журнал и стала считать количество звонков и доноров. Да, уже вполне достаточно. Даже с лихвой. Сын был немного расстроен, я хочу прямое переливание. Но врач была стойкая: "Достаточно. Мы папе и переливание плазмы проделали, и крови запас хороший для операции, это подстраховка на всякий случай". Этот вопрос был закрыт.

И вот подошел назначенный день проведения операции. Я готовился к этому и специальными процедурами и духовно. С утра молился и читал Библию. Я опять же не искал специальных отрывков, чтобы вдохновиться, и, опираясь на них быть духовно крепче, сильнее, стойче. Я продолжал дочитывать книгу Исайи.

Читайте также:  БФ "Hope Worldwide" помогает пострадавшим от наводнения в Японии

Меня на каталке повезли в операционную. И я молился, с момента как лег на каталку. Все необычно. Твое положение (горизонтальное), состояние не страха, а скорее любопытства – как это будет? Мне под общим наркозом никогда не делали операции, не считая операции по ушиванию грыжи, но это сорокаминутная работа врача. А тут! Не было испуга или боязни вдруг умру. Даже мысли об этом не приходило. Ведь мне был ответ – все будет хорошо. "Не бойся, ибо я с тобою… "

Врач-анестезиолог, до этого расспрашивала меня, что переношу, какие реакции на лекарства и что мне будут делать операцию под сочетанным наркозом: то есть общий и местный.

И вот я в операционной. Как все интересно! Я любитель посмотреть и подержать в руках инструменты, люблю технику, а как ты рассмотришь все вокруг из горизонтального положения?

Голова даже не на подушке, ничего не видно, только лязг инструментов. А как я буду засыпать под наркозом? Как закрывать глаза? Что буду чувствовать?

Я услышал голос доцента, который вошел в операционную вместе с другим врачом - заведующим нашим хирургическим отделением, и слова врача-анестезиолога: "У вас еще есть время". То есть они может раньше пришли, а может она не успела быстро подготовить меня к операции, но как сказала. У вас еще есть время. Уважение друг к другу. Доцент спросил меня, какой у меня вес. Я ответил, что был восемьдесят пять килограммов. И он анестезиологу шепотом говорит: "Двадцать кубиков промедола".

Друзья! Что такое Двадцать кубиков промедола? Для лучшего понимания, это примерно от 10 до 5 доз для тех, кто употребляет наркотики. А тут все зараз в меня. Врач-анестезиолог поставила мне системы для вливания крови и обезболивающего лекарства, все смотрела мне в глаза, спрашивала, как себя чувствую. Я потом уже, через длительное время понял, почему она мне смотрела в глаза. Все просто, влив в меня промедол, смотрела на реакцию зрачков. Они или расширяются или сужаются. То есть реакция организма. Я же все это время продолжал мысленно молиться, славить Бога, и даже стали возникать строки с рифмой.

Я просил Бога делать операцию руками врачей. Ведь это Он им дал знания, умение, искусство операции. Все и каждому в отдельности. Даже медсестрам, подавать инструменты хирургам. Вокруг меня была команда, слаженная, дружная, умелая, и знающая что делает, и под командой доцента. Правда они не догадывались, что и над ними стоит в этот момент Хирург, Доктор, Творец, Врач – БОГ! А я к Нему обращался. Разговаривал с ним.

Анестезиолог мне предложила подышать кислородом. Я запрокинул голову максимально назад и посмотрел на баллон, к которому тянулся шланг от маски, с помощью которой я дышал "кислородом". Баллончик был не большой, черного цвета. Конечно, иначе и не могло быть. Закись азота. Веселящий газ. Снотворное. Для общего наркоза. А промедол - для местного, ввели его в поясничную область. Через какое-то время меня начало трясти, я замерзал, мне было сильно холодно, я дрожал и стучал зубами. Даже сам их лязг слышал. Анестезиолог спросила, что со мной? Я с дрожью еле сказал, что замерзаю, холодно. Положите в ноги грелку. Кто-то положил мне под стопы грелку, и укрыл плотнее. Ноги стали согреваться. Мне еще раз предложили подышать "кислородом". А также спрашивали, как себя чувствую. Я не знал что говорить. Нормально чувствую себя. А как я "выключусь?" Как усну?"Господи, да будет все так, как Ты хочешь. Мне не страшно потому что ты со мною. Управляй их руками и делай все что надо…".

И смех и слезы. Вот так я и не понял когда отключился, уснул. А хотелось бы посмотреть, как они меня. Но увы, я под наркозом.

Как после длительного сна сквозь сон я услышал: "Олег Владимирович, Олег Владимирович. Вы меня слышите?" Но что-то мягкое, пышное удерживает меня от шевелений, я стал четко все слышать. Звон инструментов, речь врача, и через силу открыл глаза, но не мог ничем пошевелить. Весь был как бетонный, статуя. Я понял, что надо дать знать, что слышу их, ведь они поняли, что я пришел в себя – открыв глаза. Сказать не мог ни чего.

"Вы слышите меня?" Я один раз моргнул. "Вам трубочка мешает?" Я снова один раз моргнул. Ох и обрадовалась анестезиолог! Вдруг изо рта у меня что-то вынули, дыхательную трубку. Какая мысль и вопрос первыми у меня были? Не угадаете!"Сколько шла операция?". Оно мне надо? Что от этого изменится? Нет бы, славить Бога, а то сколько времени? И что врач мне сказала? Она позвала всех медсестер и меня переложили на кровать с операционного стола, так дружно, на раз-два-три. Если бы не наркоз, то это было бы очень больно. Четыре девчонки на руках меня не могли удержать на весу и 5 секунд, и просто грохнули с места на место.

Читайте также:  Глория Бэрд завершила свой земной путь

Но ведь мне – то не больно. Наркоз не отошел. Еще она меня поддержала. "Олег Владимирович, теперь спите!" Нет, подумайте? Спасибо, спите. Разбудили, а теперь спите. Но я попытался пошевелить руками, и в локтевых сгибах пронзила боль. Болели места, где ставили внутривенные иголки, а они были всю операцию, поэтому и было больно. Меня перевезли в реанимацию, в палату. Подключили к монитору, поставив на меня несколько датчиков. Запрокинув голову, посмотрел на мониторчик надо мною, где ползли извилистые линии.

И подумав, что Бог действительно славен и силен, я уснул. Внезапная пробудка. Опять ошалелый вопрос: сколько времени? Половина первого ночи. Спите. Но на просьбу дать попить смочили мне губы. И я снова уснул. Проснулся около десяти часов дня. Движение врачей, персонала, пришли ко мне доцент и завотделением, поспрашивали о самочувствии и очень обрадовали. Мы вас переводим в отделение. А мне хотелось побыть в реанимации дня три, чтобы, будучи переведенным в отделение, я смог сразу встать на ноги, как это было с одним больным. Но ему делали операцию в пятницу – и он все выходные там лежал. А со мной соседкой по палате в реанимации была бабушка 95 лет, ей удалили желчный пузырь. И она была такая "козырная", в смысле бодрая, подвижная для её возраста.

И вот находясь в палате у меня родились эти строки, о том, что я думал и о чём молился перед самой операцией.

 

В руках Божьих жизнь моя.

Будет то, в чем Его воля.

В руки врачей отдаю себя,

Телом лежа, душою стоя.

***

И пусть по плану Бога они,

Режут и где надо шьют,

И думают, что все сами

Планируют и решают.

 

Вот, пожалуй, и все. Что мне сделали? Удалили половину толстого кишечника, где были обнаружены две опухоли, доброкачественная и злокачественная. Доцент мне объяснил, что я был самый тяжелый хирургический больной во всем госпитале в тот момент. Была большая раневая поверхность: не просто вырезать и сшить кишку. А удалить связки, "растяжки" ее, зашить места, где срезали, а в новых местах, куда переместили участки кишки, по-новому пришить – опять срезать и пришить, в старом месте зашить ранку. В целом большая раневая поверхность получилась. В этом сложность, и длительность операции по времени. И не четыре часа шла, а шесть. И еще, не наврал доцент, когда я спросил у него, у меня рак? У вас пятьдесят на пятьдесят. Да, две опухоли, доброкачественная и злокачественная. Я пошел на поправку семимильными шагами. И вот я перед вами, друзья.

В целом итог: Все мы умрем. Только не знаем когда. Жить хочется? Да. Но верующего человека смерть не страшит, потому что он уже с Богом, пока еще тут на земле он восстановил личные отношения с Богом, которые, продолжатся и там, в небесах. На земле жизни только мгновения, а там вечность. Можно найти множество поддерживающих мест в Библии, которые подходят к той или иной ситуации в жизни, особенно связанные с болезнями. Но, мир в сердце дает лишь Бог, если ты с Ним примирился. Мерить все надо Его любовью, она покрывает все. В ней ты спокоен. Жив.

Прошло одиннадцать лет после операции. С меня сняли даже группу инвалидности. Мне шестьдесят. И я живу полной жизнью ученика Христа. Я не страшусь смерти. Потому, что она это как бы наш переход из одного состояния в другое. Апостол Павел пишет, что мы преобразимся в мгновение ока. А "Наша родина в небесах!"

Поэтому дорогой брат и сестра!

 

"…не бойся, ибо я с тобою; не смущайся, ибо я Бог твой; Я укреплю тебя, и помогу тебе, и поддержу десницей правды Моей".

 

P.S. Дорогие братья и сестры Московской церкви, те кто сдавал для меня кровь в 1999 году. Я вам безмерно благодарен, потому что и вы мне продлили жизнь своей кровью, мы с вами братья и сестры по крови. К сожалению, я не знаю точно, кто был для меня донором. Но знаю, что среди них были: Герман У., Владимир Ш., Костя И., моя жена Елена. Спасибо Насте Б., она пришла сдавать - но у самой обнаружили низкий гемоглобин - впору ей вливать кровь, а не сдавать, поэтому её к сдаче не допустили. Но её желание помочь ближнему было в её сердце. Простите, кого не упомянул, потому что не знаю, кто еще был. Низкий поклон всем. Спасибо за вашу жертву.

 

Если у вас есть вопросы к Олегу, пишите на его почту - uchenik97@mail.ru

 

 

С любовью Бога, брат во Христе - Грабовый Олег

Московская церковь Христа


Христианские тесты онлайн



Статьи и новости раздела:




Видео и ролики: