1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Загрузка...

Лучшая мотивация - чувство вины или благодать? Гордон Фергюсон.

Лучшая мотивация - чувство вины или благодать?

Гордон Фергюсон

 

От редактора: "При изучении и использовании этого материала мы просим вас учитывать, что написал он был в 2004 году. Это только часть нашей истории и лучше осторожнее использовать эту информацию, чтобы ни кому не навредить. Мы, как движение, совершали ошибки. Ошибаются все. И Библия учит нас учиться на ошибках, в том числе и на собственных. Многие их тех, кто будут читать эти статьи, возможно, и не поймут о чём идёт речь. Будьте уверены, что у вас есть полная и объективная информация. В ближайшее время Гордон Фергюсон напишет вступление к этим статьям".

 

Введение

 

В Христианстве мотивация – это всё! Если это и преувеличение, то лишь незначительное. Бог и близко не заинтересован в наших делах настолько, как заинтересован в мотивации, стоящей за этими делами. Конечно, дела (послушание) нужны – это не вопрос, но они значат для Бога мало, если не сделаны от всей души. Мы можем совершать поступки слуги, не имея сердца слуги, но если у нас есть сердце слуги, наши дела будут делами слуги.

В широком смысле, место нашей основной мотивации в духовной жизни обычно занимает либо чувство вины, либо осознание благодати. В чем была ваша доминирующая мотивация? В чем была наша доминирующая мотивация как движения? Хорошие вопросы, не так ли? Некоторые важные принципы по этой теме неотделимо связаны с нашей философией учения и проповеди.

Без понимания этих проблем мы не сможем произвести глубокие изменения, к которым, я уверен, призывает нас Бог. Хотя я не претендую на то, что имею все ответы на наши проблемы, я на самом деле считаю, что материал в этой статье – один из наиболее значимых, из тех, что я написал за последнее время. Я просто прошу вас прочитать его - внимательно и с молитвой, и я заранее вас за это благодарю.

 

Есть ли у нас философия учения и проповеди?

 

С этого полезно начать, так как многие, кто проповедуют, даже не знают, что у них есть философия проповеди. Это тема, которую мы почти не обсуждали, по крайней мере - на моем опыте. Наверное, мы думали, что нам не нужна философия, так как мы заявляем, что следуем Библии. Однако, Библия – это большая книга, состоящая из 66 книг, 1 189 глав и почти 31 273 отрывков! Просто сказать, что мы проповедуем Библию – этим много не докажешь. Выбор, который мы делам о том, что мы проповедуем из Библии, подход, который мы используем в проповеди, и манера преподнесения послания – все это имеет отношение к нашей философии проповеди. Поверьте, что у всех, кто проповедует, есть философия - осознают они это или нет.

Без определения и понимания наша философия может быть неэффективной или, что еще хуже, на самом деле может причинять боль и нам, и тем, кому мы служим. Например, неправильная философия проповеди и учения может привести нас к искаженной толкования Писаний. Наша цель – экзегеза, что означает - дать правильное толкование текста, "вычитать" из него именно то, что вложил в него Бог. Неправильная философия часто ведет нас к эйзегезе - когда мы "дополняем" текст Библии нашими собственными идеями.

Представьте такую ситуацию на христианской службе в церкви: молодой служитель проповедует из текста Библии и выдвигает мысль, которая отражает его философию проповеди, но не отражает настоящего значения текста. Молодые христиане в аудитории поражены трепетом, думая про себя: "Ух, ты! Я не видел эту мысль в этом отрывке, наш проповедник – очень умный парень, он глубоко копает библейские истины!" Более взрослые христиане в аудитории, когда проповедник двинулся к следующему пункту, все еще продолжают смотреть в Библию и думать "Ну вот – опять. Наш служитель пытается продвинуть свою мысль библейским текстом, в котором этой мысли нет. Будут ли когда-либо наши проповедники знать Библию достаточно, чтобы преподавать её точно, а не использовать её в качестве подпорки для своих предвзятых идей?"

Есть много причин, по которым лидерам оказывается меньше уважение от тех, кого мы ведем; и то, как мы обращаемся с Библией – одна из причин тому.

Так как мы признаем, что не имеем определенной философии, что тогда можно о ней узнать? Наверное, не очень много, но одно можно сказать – в основном эта философия основана на показателях. Кажется, что это так. Учитывая, что она основана на показателях, она также основана на человеческом факторе. Как однажды сказал служитель Традиционной Церкви Христа на открытой дискуссии: и наша и их группы подменили послание Христа посланием нашего конкретного движения. В его группе послание заключалось в правильной доктрине. В нашей группе – в правильных результатах (росте). Таким образом, мы слишком много проповедовали о человеке и слишком мало о Боге. Как я уже говорил в других обстоятельствах, думаю, наша проповедь, в общем, привела к тому, что мы стали во многом заблуждаться, подобно галатам, проповедуя иное Евангелие. Это сильное обвинение, и не все с ним согласятся, но я считаю, что это обвинение правильное. Бог серьезно относится к нашей проповеди и учению, и если мы не поймем философию, стоящую за ними, мы в опасности того, чтобы продолжать проповедовать неполное Евангелие или даже искаженное Евангелие. Не сделайте ошибку – мы, как движение, имеем философию проповеди. Но откуда она пришла? Это подводит нас к следующему вопросу.

 

Как развилась наша философия?

 

Позвольте в начале сказать, что одни библейские темы труднее постичь, чем другие, так как они более сложные. Например, существует внутреннее напряжение между познанием Бога и свободной моральной составляющей человека. Нам, ограниченным человеческим существам, трудно понять, как возможно, что Бог знает начало и конец всего, включая наши отдельные жизни, и при этом Он все же не ограничивает нашу личную свободу выбора. Но оба конца этого спектра очень ясно подтверждены Писанием. Таким же образом, можно почувствовать это напряжение между благодатью Бога и послушанием человека, когда мы изучаем эти темы.

Послушание необходимо для людей веры. Многие благословения от Бога (Его благодать) обещаны с условием: если.... тогда, если нет.... то нет. Если мы слушаемся, тогда Бог нас благословит. Если мы не слушаемся, Он нас не благословит. Однако, мы в итоге благословлены из-за Его благодати, а не из-за наших дел.

Привести оба конца спектра в соответствие не всегда легко. (Мои наилучшие попытки сделать это приведены в моем пояснении к посланию "Римлянам: Освобожденное сердце". Я удовлетворен тем, как мне удалось привести в соответствие эти два элемента, надеюсь, будете удовлетворены и вы.) Я хочу сказать, что напряжение, унаследованное нашей философией проповеди, понятно, но если его неправильно понять и не разобраться с ним, в результате мы придем к небиблейской проповеди.

Чтобы понять нашу философию проповеди, необходимо учитывать историческую перспективу. Цель моего копания в наших исторических и теологических корнях не в том, чтобы предъявить негативную критику, но помочь нам понять и извлечь уроки из нашей истории. Иначе мы вместе с хорошими составляющими (а есть много хорошего), повторим и её плохие составляющие.

Говоря о плохих составляющих нашего движения, нужно отметить, что не каждая церковь и не каждый лидер виновны в одних и тех же вещах, а если виновны, то в разной степени. Недостаток способности различить это ведет к слишком сильным проявлениям реакции, как мы наблюдали это в 2003 году. Однако, глядя на наше движение в целом, по наблюдениям можно сделать вывод, что это на самом деле были конкретные вещи.

Каждый человек – продукт своей окружающей среды – как в хорошем, так и в плохом. Мы либо подражаем (осознанно или неосознанно) тому, что вокруг нас, либо мы реагируем против этого. То же можно сказать и обо всех движениях, так как они либо являются отпечатком того, что породило их, либо восстали против этого. Концепция диалектики, которую озвучил Георг Гегель, философ 19 века, кажется скорее правильной, чем неправильной, когда он применяет этот принцип к движениям в истории. Его теорию часто используют в описании реакционной модели: тезис – антитезис – синтез, где синтез со временем становится новым тезисом. Чем сильнее реакция (антитезис), против status quo (тезиса), тем больше движению присущи отличия от его источника. В случае нашего теперешнего движения, нас во многом определяли по нашей реакции.

Мы видели себя радикальной группой, которая восстает против течения теплоты, против скомпрометировавшей себя религии. Конечно, в этом есть большая ценность, но также потенциал перегиба в реакции на то, что мы отвергаем.

Наиболее заметно было, что мы были реакционной группой против того, что мы сами назвали "Традиционная церковь Христа" (“Mainline Church of Christ,”), многие из наших реакций можно датировать днями студенческого движения под названием "Эпоха Кроссроудс" “Crossroads Era.” Кстати, то, что я говорю о Традиционной церкви Христа, я говорю без намерения осуждать сейчас эту группу, поскольку я слишком хорошо знаком с их сегодняшней точкой зрения по многим вопросам. Мои наблюдения относятся к тому, во что я лично был вовлечен и лично наблюдал (1960е – 1980е годы). За этот период, служители студентов начали студенческие группы под эгидой существовавших Церквей Христа и много боролись, стараясь работать с теми, чьи традиционные умонастроения не допускали мирного сосуществования. Не то чтобы студенческие служители не делали своих ошибок, которые вели к грехам, и составили потенциал для будущей сильной реакции в дальнейшем развитии своих групп. У них было рвение без опыта в том, как разбираться с обстоятельствами, с которыми они столкнулись.

В ретроспективе, я думаю, молодые студенческие лидеры и более взрослые лидеры традиционной церкви были почти равно виноваты в напряжении и разделениях, которые случились в те дни. Однако я возлагаю большую ответственность на старших лидеров, которые реагировали против младших лидеров, вместо того, чтобы терпеливо продолжать помогать им. У Иисуса была парочка молодых лидеров, которые хотели сжечь город, но Он продолжал работать с ними, пока они не повзрослели. Почти все молодые лидеры будут совершать ошибку, неправильно применяя свое рвение, и старшие лидеры должны быть больше похожи на Иисуса, чтобы помочь им взрослеть. Но, не смотря на вину, все уже было настроено на слишком сильную реакцию со стороны молодых лидеров студентов.

Читайте также:  Разногласия в церкви: причины и решение

Реакции в этом случае были и в чем-то очевидными и в чем-то незаметными. Одна из наиболее очевидных реакций была в виде упора на численные цели, по сравнению с группой с маленьким ростом. Я слышал много наших проповедей, особенно в ранние дни, когда приводилась статистика роста традиционной Церкви Христа, чтобы показать насколько плохо они обращают людей.

Из-за того, что эти церкви гнали вставших на ноги лидеров студенческого движения, реакцией было что-то типа "Мы вам покажем!" Продолжительное (хотя теперь только местами встречающееся) использование этой статистики в течение двух десятилетий показывает силу реакции. Конечно, нам нужно сосредоточиться на обращении людей и на том, чтобы расти в числе, но по библейским, а не по реакционным причинам.

Из-за состава многих этих церквей, сформировались виды реакции, которые были более тонкими, и по этой причине, потенциально несли больше вреда. Недостаток доверия людям двух основных категорий – корни этого можно проследить к тем ранним годам по некоторым понятным причинам. Первое, среднего члена этих групп считали тепловатым. Таким образом, на членов церкви нельзя было полагаться, что они будут нести миссию благовестия, и фактически они часто и сопротивлялись усилиям членов студенческих групп, которые обращали людей новыми способами и представляли угрозу. Проблема в том, что некоторые, кто начал свои карьеры как молодые лидеры при той ситуации, до сих пор сохранили остаточное недоверие членам наших церквей, хотя подозрение это может быть очень тонким. Достаточно будет сказать, что некоторые из нас проповедовали Римлянам 15:14 больше, чем практиковали. Там написано: "И сам я уверен о вас, братия мои, что и вы полны благости, исполнены всякого познания и можете наставлять друг друга "

Второе, лидерам тех традиционных церквей не надо было доверять, так как они часто представляли оппозицию, гонителей. В тех церквях, именно старейшины были, безусловно, теми лидерами, в чьих руках была власть, поэтому им нужно было доверять менее всего. Невозможно отрицать, что это перенеслось в нашу церковь, в виде недоверия старейшинам. Высокая влиятельная роль старейшин в церкви НЗ пока что не была достаточно точно скопирована в нашем движении, хотя за последние годы был сделан некоторый прогресс. К нашему стыду – возмущение, пробужденное письмом Генри Крита, произвело больше изменений в роли старейшин, чем сама Библия за предыдущие годы.

Стиль лидерства в нашем движении – это еще один феномен, сложившийся под влиянием ранних дней студенческих групп. В начале новой церкви или в работе с молодежной группой, включая студенческие группы, лидер должен быть "ключевой" личностью - по определению. Когда же ученики взрослеют, к ним нужно относиться в соответствии с возрастом, что должно включать развитие лидерских групп вместо того, чтобы оставаться единоличным лидером, управляющим всеми сверху - вниз. Мы очень медленно усваивали этот нужный урок, о чем неоднократно говорит книга "Лидерство Золотого правила". Скажу снова, что эра студенческих групп повлияла на стиль нашего лидерства настолько, что это просто нужно изменить, если мы хотим эффективно двигаться вперед, особенно в более взрослых больших церквях.

Связывая воедино три предыдущих принципа – фокус на численных целях, недостаток доверия и стиль лидерства – все это сильно влияло на определение роли евангелиста. Чтобы убедиться, что члены церкви (которым уже слегка не доверяют) будут проповедовать людям о Христе, контролирующий тип лидера чувствует, что ему нужно проповедовать о нужде обращать людей сильно и часто, иначе средний член церкви обращать людей не будет. Отсюда с самого начала в нашу систему был встроен менталитет "толкания". Несмотря на то, что вы не найдете такой мотивации для обращения людей в Новом Завете, эти основные предположения безусловно определяли подход и библейскую диету, которую предлагал "сильный" лидер. Это было основанием его философией проповеди. В более короткие промежутки времени, этот тип мотивации для обращения людей произвел некоторые впечатляющие результаты. В более продолжительной перспективе эффективность в росте и духовном здоровье шла на убывание. Наши большие, более взрослые церкви замедлились в росте не потому что они старые или большие, но потому что что-то было не то в мотивационном подходе. Неправильная мотивация влияет на людей подобно наркотикам – требуется все более сильная доза, чтобы получить тот же результат, пока ты не дойдешь до момента, когда тех же результатов больше невозможно достичь, неважно, насколько сильна доза.

В Библии мотивация, в основном, связана с отношениями: "любовь к Богу" и "любовь друг к другу" в царстве. Помощь не ученикам похоже основана на том, чтобы просто делиться с семьей и друзьями тем, что является истинной хорошей новостью для учеников. Обращение выглядит больше побочным продуктом, чем результатом конкретного неоднократного акцента в проповеди и учении. Кажется, что принцип Иоанна 13:34-35 на самом деле действует, так как те, кто в мире были привлечены любовью, которую они увидели среди учеников. Счастливые христиане – это отличная реклама! Многие из наших христиан не слишком счастливы, именно из-за проповеди и учения, которое они получают – когда оказывается давление, чтобы делать то, что молодые христиане обычно делают естественно. Одна из жен старейшин сделала следующий комментарий несколько лет назад: "В наших основных занятиях по обращению людей, мы делали акцент на том, что они становятся частью любящей семьи, а вскоре после крещения, они просыпались, чувствуя, что оказались в армии с очень сильными строевыми порядками". Этот преимущественный акцент должен быть был основан на одном из трех предположений относительно НЗ: либо лидеры ранней церкви проповедовали как мы, хотя это нигде не записано; или наши нужды очень отличаются от нужд христиан первого столетия; или же мы выяснили что-то, чего они не понимали. Требуется немалая доля надменности, чтобы принять любое из этих предположений.

Еще одной реакцией на традиционную церковь, которая также повлияла на нашу философию проповеди, было использование сильных подходов конфронтации в индивидуальном общении и в общении с церковью. Традиционная церковь не очень конкретно разбиралась с грехом, таким образом, не соблюдая заповедь "говорить истину с любовью" (Послание Ефесянам 4:15). В своей реакции, некоторые лидеры среди нас чувствовали, что почти каждый серьезный духовный разговор – частный или публичный - должен был завершаться сильными вызовами, чтобы убедиться, что есть в итоге скорбь и раскаяние. Обычный подход "это хорошо, это плохо", который использовался в группах наставления, нашел себе много применений, как в личном, так и в публичном обращении. Результат состоял в том, что с учениками обращались так, как ни один думающий родитель не стал бы обращаться с собственными детьми. Нам все еще нужно больше поддержки, и когда поддержка заменена или значительно размыта вызовами, результатом этого станет духовная неуверенность, незащищенность. Хотя порой нужны и вызовы, заявление Иисуса в Откровении 3:19 ("Тех, кого люблю, Я обличаю и наказываю") трудно представить основной составляющей в диете любви. (Убедитесь, что вы понимаете контекст слов Иисуса в этом отрывке). Хвала Богу, Его доброта – это Его любимый способ, как привести нас к раскаянию (Послание Римлянам 2:4), и будет хорошо, если мы будем подражать Его в нашем подходе к другим.

Наши корни повлияли на нашу философию проповеди больше, чем мы может себе представить, и если мы не поймём нашу историю, мы вряд ли изменимся. Если мы поймем, мы сможем заменить плохую философию хорошей. Что такое "хорошая философия?" Это ведет нас к следующему вопросу.

 

В чем должна заключаться наша философия?

 

Недавно у меня была беседа со старым другом, у которого есть хороший опыт изучения Библии и очень духовный настрой - это стало мне пищей для размышления. Хотя он не член нашего движения, он знал о нас кое-что и несколько раз посещал наши собрания. Он задал мне вопросы, чтобы проверить насколько мы на самом деле верим в благодать. Его вопрос заставил меня серьезно задуматься, и развить, возможно, даже новый взгляд или, по крайней мере, новый способ взгляда на старую тему. Я сказал ему, что мы всегда проповедовали сколько-то на тему милости.

Я лично был приглашен во многие церкви, включая самые большие, такие, как: Чикаго, Лос-Анжелес и Даллас, чтобы учить и проповедовать на тему милости, конкретно из книги к Римлянам (моей любимой книге в Библии). Я никогда не слышал, чтобы кто-либо из нашего движения возражал тому, о чем я проповедовал о благодати. Мы верим в благодать – но это еще не все.

Мой взгляд был следующий: пока мы слушали проповеди о благодати, она была всего лишь одной из тем для проповедей, среди многих, а не основанием всего, из чего проповедовали на другие темы. В этом суть нашей слабости и нашего поражения. Благодать должна быть (или стать) окном, через которое мы видим все остальные библейские темы. Это должно окрашивать то, как мы проповедуем обо всем. Я только закончил читать книгу Тома Джонса "Сильный в благодати" и он выразил этот принцип таким образом: "Тема этой книги – что Евангелие благодати Божией – это ствол дерева, и любые попытки восстановить работу Бога в мире должны начаться с самого большого акцента на эту благодать – единственную надежду на свободу от греха и общение с Богом" Он продолжает, говоря, что все остальные библейские темы – это ветви дерева, но они получают свою силу и значимость именно от ствола.

Читайте также:  Христианская конференция старейшин в Далласе 2019

Мы хорошо знаем, как проповедовать о нужном эффекте, но мы не постигли, как достичь этого эффекта. Мы слишком сфокусированы на результатах, а не на причинах. Например, что бы вы сделали для церкви (или для человека), который потерял бОльшую часть своей веры? Мы склонны выбрать отрывок, как Евреям 11:6 "А без веры угодить Богу невозможно; ибо надобно, чтобы приходящий к Богу веровал, что Он есть, и ищущим Его воздает". Потом мы можем сфокусировать на том, что нам нужно найти веру, иначе мы не угодим Богу. Но разве вера приходит к человеку, когда мы от него этого требуем? Думаю, что нет. Фактически этот подход может уменьшить ту малую веру, которая осталась у человека, и он потеряет надежду. Ответ будет лежать в проповеди урока, который даст ему веру – а не потребует её от него. Все результаты, которых мы хотим достичь, могут прийти только, когда мы поймем, как достичь сердца людей, и сделать так, чтобы они захотели измениться и помочь им увидеть, насколько велик их Бог, который и собирается помочь им измениться. Суть в Боге, а не в человеке. Нам не просто нужны уроки, которые призывают больше благовествовать, нам нужны уроки о том, как развить в сердце любовь Бога, которая у Него есть к тем, у кого нет отношений со своим небесным Отцом. Если у нас будет Его сердце, мы будем поступать как Он. Суть во Христе, а не в нас, и познавать Христа – это путь к тому, чтобы расти и меняться. Почти единственная мотивация, которая действует для меня теперь – это попытки постичь сердце Бога, подражать Его Сыну. Покажите мне Иисуса и призовите меня следовать Его, подражая Его сердцу, и у меня будет больше шансов исполнить Его дела.

Кто-то может чувствовать, что выделять какое-то одно учение в Библии как наиболее фундаментальное – это сомнительный путь. В конце концов, это все откровение от Бога, и всё, что было вдохновлено Им и записано в Писании. Для чего же превозносить одно учение над другим, ведь все это – Слово Бога? Это справедливый вопрос, но на него не трудно ответить. В Евангелии от Матфея 23:23 Иисус говорит о самых важных вещах в законе, а именно о "суде, милости и вере".

Другие вещи, который Он не упомянул, не были неважными, но они определенно не были настолько же важными. Тема благодати неотделимо связан с тем, что Иисус назвал самыми великими заповедями в Законе. В Евангелии от Матфея 22:37-40 мы читаем: "Иисус Христос сказал ему: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душою твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя; на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки. Иисус Христос сказал ему: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душою твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя; на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки..” (Для дополнительного чтения по центральности центрального учения, смотрите статью Джеффа Чакуна "Помощь распознавать Писания" на сайте www.douglasjacoby.com.)

Любить Бога всем нашим существом – это самое фундаментальное учение в Писаниях – Ветхом и Новом Заветах. Как мы можем подняться до такого серьезного вызова? Иоанн помогает нам понять этот вопрос, когда пишет в 1 послании Иоанна 4:19 "Мы любим, ибо сначала Бог возлюбил нас".

Понимание глубины Его любви к нам становится ключом к тому, чтобы любить Его и любить людей всем нашим существом. Короче говоря, мы никогда не станем тем, к чему призвал нас Бог без того, чтобы понимать и эмоционально принимать Его невероятную любовь к нам, к каждому лично. Разве не это чувство кроется за словами молитвы Павла в послании Ефесянам 3:16-19 “да даст вам, по богатству славы Своей, крепко утвердиться Духом Его во внутреннем человеке, верою вселиться Христу в сердца ваши, чтобы вы, укорененные и утвержденные в любви, могли постигнуть со всеми святыми, что широта и долгота, и глубина и высота, и уразуметь превосходящую разумение любовь Христову, дабы вам исполниться всею полнотою Божиею.”

Я никоим образом не говорю о том, что отражает "только благодать" или "дешевую благодать".

Как раз напротив. Благодать, правильно понятая и примененная, мотивирует нас работать тяжелее, чем мы когда-либо могли заставить себя любыми другими средствами. Павел дает нам доказательство этого принципа в своей жизни: "Но благодатию Божиею есмь то, что есмь; и благодать Его во мне не была тщетна, но я более всех их потрудился: не я, впрочем, а благодать Божия, которая со мною. (1 Послание Коринфянам 15:10). Конечно, есть и другие мотивации в Писаниях, и все они подчинены этой. Например, Притчи 1:7 говорит нам, что "Начало мудрости – страх Господень". Но это наверняка не конец мудрости, потому что любить Его всем сердцем, душой, разумом и силами – цель всего этого. И мы любим, потому что он возлюбил нас (1 Иоанна 4:19), Если "милость превозносится над судом" (Послание Иакова 2:13), тогда наше видение Бога должно быть перевешено в сторону Его милости, а не Его суда.

Это сводится к тому, чтобы иметь правильный фокус, но также к нашему отношению к подготовке учения уроков с этим фокусом. Я помню анекдот о церкви, которая искала себе проповедника. У них было двое потенциальных служителей – им дали проповедовать на христианской службе одному за другим с разницей в неделю. Одного наняли, а другого нет. Проповедник, которого не наняли, позвонил председателю комитета по найму и спросил, почему Его не наняли. Председатель проинформировал его, что и один и другой кандидат проповедовали на тему ада, но тот, которого они наняли, казалось, больше был склонен упрашивать их туда не попасть, а не просто предупреждал о том, что попасть туда опасно.

Эта короткая история (предположительно выдуманная) напоминает мне о том, что произошло со мной на самом деле, когда я начал проповедовать. После сильного вызывающего послания, взрослый член церкви сказал мне: “Ну, проповедник, сегодня ты оставил нас истекать кровью!” Он на самом деле хотел сделать мне комплимент, но его комментарий резанул мне слух. Я действительно оставил их истекать кровью, обличив их грехи, но почти не дал им помощи, как исцелиться и преодолеть эти грехи. В те дни я стал известен как кто-то типа "человек – секач", которых когда приглашают выступать на конференции, то обычно по темам типа "грех" и "раскаяние".

Конечно, мы должны говорить ясно и сильно на эти темы, но подход, который мы выбираем, когда делаем это – вот в чем настоящая проблема. Глядя назад, на ранние дни моего проповедования (и некоторые дни не настолько ранние), я не горжусь моим подходом. В течение последних месяцев в Бостоне, я проповедовал урок о любви бога, в котором я вспомнил, как Иоанн "Сын Грома", изменился в великого апостола любви. После того урока, одна дорогая сестра сказала мне, что мои годы в Бостоне показали те же изменения во мне. Учитывая, что я мне было больше сорока, когда я прибыл в Бостон, это изменение произошло гораздо позднее, чем следовало.

Моя жена, Тереза, имеет подход – исправлять, консультируя или наставляя, который показывает правильный принцип. Он основан на подходе, который применял Павел, в написании большинства своих писем. Он почти всегда начинается очень позитивно и с поддержкой, затем двигается в сторону необходимых исправлений, и затем снова заканчивает положительно и с поддержкой. Тереза называет этот подход своим "сэндвичем любви". Она выражает много любви, потом дает необходимые исправления, и завершает большой любовью и верой в то, что человек желает измениться и способен измениться. Она одна из наиболее любящих и терпеливых людей, которых я когда-либо знал, и её список женщин, которым она помогла измениться и вырасти – воистину показателен!

Из того, что было сказано о благодати и грехе, не значит, что проповедовать о грехе это не важно. Это необходимо! Недавно я учил и проповедовал в другой церкви, тренировал служителей и учил всю церковь. После нескольких дней, местный евангелист сказал мне, что он ожидал с долей подозрительности, как я буду разбираться с грехами в церкви, с которыми нужно было разобраться. Однако после того как он услышал меня, он сказал, что чувствовал себя просто нытиком по сравнению со мной! Я проповедовал о грехе сильно и надеюсь, Бог меня использовал, как инструмент, чтобы убедить многих и чтобы помочь им измениться. Манера, в которой я проповедую – вот вопрос. Я снова и снова выражаю свою любовь к ним, и я плачу и умоляю церковь раскаяться. Я пытался помочь им увидеть любовь Бога к ним, как основание для изменения. Я хочу, чтобы в центре моей философии был Бог – но как любящий Отец.

Мы слишком много видели в Боге Судью или Господа (Кто Он и есть), но недостаточно Друга и Отца. Многие из нас, кажется, чувствуют, что Его любовь к нам условна и зависит от наших показателей. Поэтому Он отворачивается от нас в презрении, когда у нас плохо дела духовно, и снова поворачивается чтобы обнять нас, когда у нас дела лучше. Скорее, правда - обратное. Когда мы в нашем худшем состоянии, Он более всего сфокусирован на том, чтобы любить нас и помогать нам. Любой родитель из нас знает, именно так мы ведем себя со своими детьми. Когда у них все хорошо, мы можем заниматься своими делами, но когда у них плохо получается, мы не можем думать и переживать ни о чем другом. Их боль становится нашей болью, и мы готовы сделать все, что мы можем, чтобы помочь им. Почему мы такие? Потому что мы созданы по образу и подобию Бога, изначального и совершенного Родителя. Он ищет нас более всего, когда мы в худшем своем состоянии, а не наоборот.

Читайте также:  Разногласия в церкви: причины и решение

Бог ненавидит грех в нашей жизни. Почему? Потому что нам от греха больно. Его забота – такая же, как у родителя – он хочет, чтобы мы жили радостной полной жизнью, а грех этому мешает. Наше представление о Боге – имеет огромную важность. Наше понимание о том, как Он смотрит на нас – имеет огромную важность. Наше понимание о том, как Он смотрит на Свою церковь – все связано с этим – он чувствует в церкви – коллективно – то, что Он чувствует к нам, к каждому индивидуально. Он желает иметь близкие личные отношения с нами, а не деловые отношения. Он больше всего заинтересован в нас, а не в наших показателях. Наша ценность для него основана на том, что у нас есть отношения с Ним, что мы – Его дети. Как папа и дедушка, я очень хорошо понимаю эту концепцию. Родители и дедушки с бабушками очень ценят младенцев. Почему? Конечно не из-за того, как они себя ведут. Все их показатели сводятся к звукам и запахам! Они так ценны, потому что они часть нас – наши отпрыски. Бог ценит нас так высоко, потому что мы часть Его – Его отпрыски, созданные по Его подобию.

Но разве Бог не Господин и Судья? Конечно, но это – среди прочего, а не в качестве основания нашего представления о Нем. Подумайте об этом таким образом. Мы, отцы, носим много "шапок" в наших семьях, у нас много ролей. Для моих детей я был экзекутором, учителем, управляющим - среди всего прочего. Когда я уйду из жизни, что я хочу, чтобы они помнили обо мне больше всего? Это простой вопрос, так? Я хочу, чтобы они помнили меня, как отца, который любил их всем сердцем, и готов был умереть за них. Конечно, мне нужно было служить им во всех других шапках, но что им больше всего нужно было видеть и чувствовать – это мою роль отца. Конечно, Бог хочет, чтобы мы видели его таким же образом – прежде всего не как Господина, Судью или Законодателя – но как Отца! В Евангелии от Иоанна 13:13 Он сказал: "Вы называете Меня Учителем и Господом, и правильно говорите, ибо Я точно то". Но, даже будучи "Господом", что Он сделал? Поступал как слуга, и мыл ноги своим ученикам. Самый великий из нас на самом деле – слуга всем. Даже Его определение господина отличается от нашего. Но решающий аргумент мы находим в Евангелии от Иоанна 15:15 "Я уже не называю вас рабами, ибо раб не знает, что делает господин его; но Я назвал вас друзьями, потому что сказал вам все, что слышал от Отца Моего”. Этот отрывок содержит уроки о командном лидерстве, а также уроки о природе отношений, которые Бог хочет иметь с нами.

Другие Библейские аналогии много учат нас об этом же. Отношения в браке между Богом и Его народом – очень хорошая аналогия. По Библии, христиане женаты на Христе (Послание Римлянам 7:4, 2 Коринфянам 11:2, Ефесянам 5:31-32). Как счастливо женатый уже 40 лет, я думаю, что у меня есть понимание того, чему должна учить эта аналогия. Когда я встаю утром, я не думаю "Надеюсь, Тереза сделает для меня все, что она должна сделать”, а потом в своем уме начинаю отмечать в списке выполненные ею обязанности. Нет, я просто хочу быть рядом с ней, хочу видеть ее, говорить с ней. Она – моя радость, как поется в песне Джошуа Кадисона “она всегда будет прекрасна в моих глазах”. Я не думаю о том, что она служит мне. Я думаю о том, что она любит меня. Конечно, из-за того, что она меня любит, она делает много, чтобы послужить мне, и я ей тоже, но ни один из нас не сфокусирован на делах. Мы сфокусированы на том, кто мы есть – мы влюблены! Вы думает, Иисус – как муж - отличается от меня? Честно говоря, Он больше сфокусирован на том, чтобы служить тебе, тем на том, чтобы ты служил Ему. Мы так связаны условиями и чувствуем себя хорошо, когда у нас хорошие показатели, и чувствуем себя плохо, когда иначе – что понятно, конечно же. Но как для учеников, это условие часто переносится на то, что мы чувствуем себя спасенными, когда у нас хорошие показатели, и потерянными, когда показатели не хорошие. Очевидно, мне плохо, когда мои отношения с женой идут криво, но я не чувствую себя неженатым!

Возможно, самая часто используемая библейская аналогия о наших отношениях с Богом – это Отец со своими детьми. Снова, так как у меня двое взрослых детей, которых я очень люблю (вместе с их замечательными супругами), я понимаю эту аналогию. Когда я еду навестить их, я не думаю обо всем, что они должны сделать для меня. Я больше сфокусирован на том, что я хочу сделать для них, потому что я так сильно их люблю. Я просто хочу их увидеть, быть с ними, смеяться и любить. Но в течение нашего времени вместе они сделают много всего, чтобы послужить мне, потому что мы друг друга очень любим. Они не сидят, размышляя, удовлетворили ли они моим ожиданиям, потом что им нужно зарабатывать мое одобрение. У них оно уже есть – в неограниченном количестве! Понимаете? Когда вы влюблены, обязанность становится желанием. Именно так Бог чувствует себя о том, чтобы служить вам. Так ли Вы чувствуете себя о служении Ему?

Сила нашего служения должна быть в отношениях, а не в самих задачах и делах. Согласно Иисусу – Бог – больше всего обеспокоен о том, чтобы мы знали и любили Его. "Сия же есть жизнь вечная, да знают Тебя, единого истинного Бога, и посланного Тобою Иисуса Христа". (Евангелие от Иоанна 17:3). Если у нас есть такие отношения, служить Ему будет в радость. Вот это хорошая новость. Но она становится ещё лучше! Он дает нам силу совершить служение, к которому призывает нас. Фактически, Он действует в нас и через нас – в том, что мы сами не можем совершить. Как пишет Павел в послании Галатам 2:20 и уже не я живу, но живет во мне Христос. А что ныне живу во плоти, то живу верою в Сына Божия, возлюбившего меня и предавшего Себя за меня Он противопоставляет жизнь, сфокусированную на отношениях с Христом - жизни, сфокусированной на показателях. Первое он называет жизнью по вере, жизнью, силу которой дает Бог через распятие. Отметьте, что жизнь для себя распята (и не только наши грехи), делая доступной жизнь Христа в нас. Не удивительно, что Павел мог сказать "когда я слаб, тогда я силен" (2 Послание Коринфянам 12:10). Его трудовая этика была поразительна, но только потому, что он научился отличию между тем, чтобы работать с силой Бога и со своей собственной.

Люди так наполнены собой и своими достижениями. Мы вступаем в отношения с Христом, просто доверяя Его крови, когда погружаемся под воду крещения. Мы устанавливаем эти отношения путем этого же доверия, покорной вере, которая на самом деле верит, что Он должен быть силой в нас, чтобы завершить Свою волю в нас. Поэтому Он дал нам свой Дух Святой, когда мы крестились (Деяния 2:38) – чтобы делать в нас и через нас и с нами то, что мы никогда не могли бы совершить сами. Это то, что имел в виду Павел в послании Филиппийцам 2:12-13, когда писал "о страхом и трепетом совершайте свое спасение, потому что Бог производит в вас и хотение и действие по Своему благоволению". Не ошибитесь - Бог не нуждается в нас, ибо как сказано в книге Деяний 17:25 "и не требует служения рук человеческих, как бы имеющий в чем-либо нужду, Сам дая всему жизнь и дыхание и все". Нет, Он в тебе не нуждается, но изумительно, что Он хочет быть с тобой. Вот что самое удивительное во всем этом!

 

Заключение

 

Есть ли у нас философия проповеди? Безусловно. Какая она у вас? Сфокусирована ли она в первую очередь на Боге и Его любви, как основании для любого и каждого отклика ученика?

Последствия того, как и что мы проповедуем – вечны! Давайте вновь и вновь будем исследовать нашу проповедь и философию, которая лежит за ней. По благодати Бога, многие вещи уже изменились в нашем движении. Но самые большие изменения, по моему мнению, это те, о которых написана эта статья. Мы обычно думаем об изменениях, как о чем-то внешнем, организационные изменения. Однако, теперь нужны внутренние изменения в сердце каждого отдельного ученика. Такие изменения приходят от проповеди и учения послания Христа с Его любовью в качестве основания. Пусть это станет окном, через которое мы проповедуем все наши уроки. Когда будет так, наша философия будет совершенно совпадать с Божией.

 

 

Гордон Фергюсон, май 2004

Перевод Марии Ляшенко, 2010

Источник: http://gordonferguson.org/


Христианские тесты онлайн



Статьи и новости раздела:




Видео и ролики



Проповеди